Последние
премьеры:
Торжественная церемония открытия  III Областного конкурса самостоятельных работ профессиональных артистов "БРАВО" РРО СТД Город без любви ПРЕМЬЕРА!  "Зойкина квартира" Премьера! "Ася" Премьера! "Трое на острове"  Премьера! Босиком по парку ПРЕМЬЕРА! Тел.:
8 (86369)

2 - 02 - 40
Новошахтинск
ул. Садовая, 31
  Пресса: Её вишневый крест 

«« Перейти в раздел "Пресса"

Светлана Николаевна Сопова

Новошахтинский муниципальный драматический театр существует назло скептикам и обстоятельствам уже восемь лет. Сюда в трудные времена отдавали в качестве помощи «одежду сцены» и осветительную аппаратуру Большой театр и Ленком. Сюда в последние годы приезжают делать постановки (и какие!) режиссеры из разных городов страны. На спектаклях новошахтинцев гораздо чаще, чем в некоторых ростовских театрах, появляются журналисты областных СМИ и сотрудники Ростовского отделения СТД РФ. А всему «виной» она – Светлана Николаевна Сопова, создатель этого храма Мельпомены в небольшом шахтерском городе и его художественный руководитель.

- А с чего же для вас, уважаемая Светлана Николаевна, начался театр?

- В первом классе так и написала: «Хочу быть актрисой!» Но не думала, что на своем пути встречу замечательного человека и режиссера Александра Григорьевича Сутягина. Это случилось в ДК шахты имени Ленина, где с 1959 года существовал народный театр. Когда я туда пришла, то обнаружила такой контраст со школой, где классный руководитель, открывая дверь и швыряя на стол журнал, кричал: «Сволочи!» А тут ко мне (в пятнадцать лет!) обращаются: «Светлана Николаевна!».

 

- Знаю, что после окончания школы вы учились режиссуре, где только возможно – и в Краснодарском тогда еще институте культуры, и в Москве – в Высшей школе сценического мастерства. И такое ощущение, что все встречающиеся на вашем пути, шли вам навстречу! Но – почему?!…

- Еще раз поняла: зла в жизни не так много - оно просто больше на виду, а добро - всегда рядом, и, когда необходимо, протянет тебе руку. Когда отдаешь людям душу, они хорошо это чувствуют. Потому – идет отклик. Я всегда мечтала создать идеальный театр. Нет, не театр единомышленников: люди не могут мыслить одинаково. Просто мечта должна быть на всех одна – дарить людям радость.

 

В небольших городах культурная жизнь всегда была непростой. Да и в сельских районах никто не избалован зрелищами. Поэтому к тому, чем я занимаюсь, я отношусь очень серьезно. Да и можно ли было даже думать о своем деле по-другому, когда существовал Николай Николаевич Задорожный?! То, что он, ученик Марии Осиповны Кнебель, делал в своих- студии и театральной школе в Волгодонске!…. Когда я увидела его работы в 1994 году, пришла к своим актерам и сказала: «Театр - это Служение. Делать скидки на то, что мы – самодеятельность, нельзя. Или – серьезная работа, или…» Меня поняли.

Театру «Пласт» «сосватали» наш спектакль «Собор Парижской богоматери» в 1995 году. То есть получилось так, что как бы и навязали. Приехали мы, тогда еще народный театр, играть в город Шахты в День Шахтера. А тогда не выплачивалась зарплата, шли голодовки в знак протеста, и нам говорили: «Какие гастроли?! Да к вам никто не придет!» А зал был полон, и зрители так хорошо нас принимали! История Эсмеральды, такая трогательная, вот что, оказывается, в тот момент было нужно этим людям.

Когда ДК, где мы работали, занял техникум, в знак протеста я ушла, потому что театр без дома существовать не может. Думала, что просто умру. Потом – встреча с мэром, случайно, на остановке. Он: «Чтобы осуществить твою идею ЖИВОГО театра, нужны деньги, а их – нет…»

 

- И тогда вы попросили у него кинотеатр «Шахтер». Мне «посчастливилось» его увидеть именно в тот год – по шестой ряд амфитеатра там стояла вода. На котельную упала крыша, и там тоже воды было - по колено. Не было в наличии никакой технической документации. А помогать театру в Новошахтинске – шахтерском городе - было некому: из 11 шахт к тому времени закрылись семь. И все-таки вам помогали кто чем мог: и металлом, и рабочей силой, и лесом.

- В фойе «Шахтера» (там можно было поставить всего 100 стульев) мы играли для детей по три спектакля в день – пока помещение (с утра работали обогреватели) сохраняло тепло. Через полгода пришла к мэру, чтобы сказать: «Не справилась…» А он: «Вы сделали более чем возможно!». В то время так часто опускались руки, но помните, как в «Чайке» у Чехова: «Главное – это умение терпеть. Умей нести свой крест – и веруй! Я верую – и мне жить не страшно».Когда вспоминала эти слова, думала: «А что я-то рыдаю? Есть крыша над головой, есть люди, которые мне верят и приходят сюда». И работала дальше.

Спектакль получится, если есть мысль – ради чего его ставишь. Это «ради чего», и есть русская школа, русский театр. Нашел мысль и пытаешься воплотить ее со своими актерами. Извечный конфликт уровня драматургии, которую выбираешь, и возможностей исполнителей. Но он-то и дает возможность им расти - как актерам. Мне никогда никто не диктовал – какую пьесу ставить. И сейчас не диктует. Всегда хочется выбрать и поставить такую пьесу, чтобы люди, побывав в театре, почувствовали себя ЛЮДЬМИ. Чтобы, посмотрев спектакль, они поняли, как нужны друг другу.

 

- Вы и областной праздник в Международный День театра не побоялись пригласить к себе в гости. Новошахтинск никогда еще не видел такого количества народных и заслуженных артистов! Но это же все требует безумной отдачи. А как же семья?

- Когда я стала режиссером театра, Мише (сын Светланы Николаевны – прим. В.В.) не было еще и года. Его так и называли – сыном Дворца. Тогда театр еще в ДК шахты имени Ленина находился. На афишах Миша и спал, когда шли репетиции. На праздновании 30-летия народного театра Олечке (дочке – прим. В.В) исполнилось всего 8,5 месяцев, а ему – четыре с половиной года, так он остался с ней один на один на целых полтора часа, и ничего – справился. А с шести лет Миша уже играл в спектакле «Город без любви». Там Юра (муж и художник – прим. В.В.) впервые делал и декорации, и костюмы. Потому и решение спектакля получилось цельным. Сценография должна быть мобильной. У нас другого выхода нет: все перестановки выполняют сами актеры. Он не только все замечательно придумывает, но и воплощает свои фантазии в действительность до мелочей. Это счастье, когда режиссер и художник нашли друг друга. В семье мы никогда не спорим, а в театре – иногда просто до хрипоты. Но споры-то творческие!

 

Приезжающие в Новошахтинск режиссеры едут помочь театру. В этом Светлана Николаевна уверена, но не совсем права. Подобное растворяется в подобном. Поставивший в сентябре 2004-го забавный детский спектакль «Что такое этикет?» московский режиссер Валерий Шевченко признался: «Мне так и сказали, что здесь я встречу такого же «подвинутого на театре» человека, как и я». Казачий род Древалёвых – из Ильичёвки, что под Новошахтинском. Но не только в родные места потянуло московского режиссера и композитора Игоря Древалёва. Приехал он, побывал у Светы в театре и согласился подарить этому городу четыре месяца своей жизни. И не просто подарить, а провести в театре все это время в буквальном смысле слова, и днем, и ночью обучая творческую группу работать со светом и звуком. О его спектакле «Очарованный странник» по повести Лескова до сих пор вспоминают те, кому посчастливилось его видеть. Похоже, эта постановка – давнишняя мечта Игоря. Осуществить ее довелось здесь, в Новошахтинске, а не в столице. Приезжал в театр поставить спектакль и режиссер из…Владивостока. Где Света находит средства на постановки в городе, на спонсоров не очень богатом, известно только ей. Но попробуй ей откажи?!…


Но самое интересное – она никогда ничего не просит для себя. И не ждет, что сильные мира сего, по Булгакову, сами ее найдут и сами все предложат. А ведь предложили, правда, опять не для нее лично, а для ее любимого «ребенка»: в 2005 году на реконструкцию сцены и ремонт зрительного зала из областного бюджета муниципальному драматическому театру Новошахтинска выделено 5,6 миллиона рублей.



 


Отзывы зрителей
Для того, чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.