Последние
премьеры:
 Зойкина квартира. Премьера! Снежная королева. Ася Трое на острове Босиком по парку Город без любви Тел.:
8 (86369)

2 - 02 - 40
Новошахтинск
ул. Садовая, 31
  Пресса: Смех в Новошахтинском драматическом 

«« Перейти в раздел "Пресса"

Смех в Новошахтинском драматическом


       В Новошахтинском драматическом театре недавно состоялась премьера спектакля «Зойкина квартира» по пьесе Михаила Афанасьевича Булгакова. Спектакль поставил главный режиссер театра Михаил Сопов. Это далеко не первая его удачная работа. В октябре 2018 года его спектакль «Утиная охота» по Вампилову был удостоен Гран-при VII Федерального фестиваля «Театральный Олимп» в Сочи.

       У Булгакова не обозначен жанр пьесы. А молодой режиссер определил жанр спектакля как «трагическая буффонада». Действие начинается как в цирковом представлении – с парада-алле всех персонажей спектакля. Тут и дамы легкого поведения, и ответственные работники, и проходимцы, и сотрудники ГПУ… На дворе – середина 20-х годов, НЭП. На сцене две перемещающиеся платформы (художник-постановщик Юрий Сопов). На платформах по три двери с занавесками, с одной стороны желтые, с другой красные. Разборной помост оказывается то слева, то справа, то по центру. Такая круговерть рождает у зрителя ощущение двойственности, зыбкости, обманности происходящего. Стен нет – действие происходит будто на площади. Это площадной театр, где уместна буффонада, пусть и трагическая.

       Борис Михайлов, художник по свету, внес свою лепту в эту круговерть. Он нашел световое решение каждой сцены, раскрывающее психологическое состояние персонажей. Как и в пьесе Булгакова, спектакль наполнен музыкой. Что обостряет восприятие происходящего на сцене.

      Как известно, буффонада – это комическое преувеличение, доведенное до карикатурности. Но в спектакле не ощущаешь никакого наигрыша, пусть порой персонажи и видятся клоунами. Тонкая проработка деталей каждой роли, каждой сцены, психологическое оправдание действия каждого героя – все получилось. И реакция зала – от легких улыбок до дружного хохота.                Зойка у Оксаны Второвой – и сильная, и слабая, и бандерша, и беззащитная любящая женщина. И человек, умеющий проигрывать. Вообще, в спектакле сложился актерский ансамбль, в котором все интересны. Это и председатель домкома и взяточник Аллилуйя (Анатолий Матешов), и дворянин-наркоман Обольянинов (Вадим Шишкин), и горничная Манюшка (Марина Кожушко), и неудавшаяся модель Алла Вадимовна (Александра Сопова). Особенно хочется отметить зойкиного родственника Аметистова, ставшего администратором и швейной мастерской, и публичного дома. Интересен пластический рисунок персонажа в исполнении Александра Скулкова – это же черт! 

       Каждая женщина с пониженной социальной ответственностью индивидуальна. Вот хорошенькая глупенькая Лизанька (Екатерина Скрыпник), вот долговязая Мымра (Ольга Клименко), вот Мадам Иванова – с пышными формами и низким голосом (Ирина Григоренко). Они зачем-то берут духовые инструменты, пытаясь составить трио. Эти духовые инструменты еще пригодятся.           Поначалу забавны торгующие наркотиками китайцы – Газолин (Максим Летучий) и Херувим (Константин Ленденев). Это уже потом они становятся страшны. А коммерческий директор треста тугоплавких металлов Гусь-Ремонтный (Игорь Лысенко) кажется пришедшим из нашего времени.

       Тема переодевания, перевертыша, двойственности – одна из главных тем спектакля. Зойкина квартира – это и швейная мастерская, и «веселый дом», а девочки – это и модели, и проститутки. Среди ночных посетителей оказывается выполняющий спецзадание сотрудник ГПУ (Артем Иванов), который сначала появляется в квартире, загримированный под Ленина. А швея Никаноровна (Людмила Неймухина-Канищева) тоже неожиданно оказывается агентом ГПУ.

       Зритель смеется на протяжении всего спектакля. Получается, не сопереживает героям спектакля. Мы же не сочувствуем клоунам в цирке, как и не сочувствуем петрушечным персонажам на ярмарочных представлениях. Таковы и законы трагической буффонады. В ее условности – условия игры. Зритель включается в эту игру, принимает ее. Смех возникает как бы сам собою. Кажется, покажи палец – и зритель будет смеяться. Ведь даже смерть на сцене не воспринимается чем-то страшным, ибо она условна. Если, читая пьесу, возникает даже сочувствие к Зойке, то в спектакле никого из персонажей не жаль.

        Вызывают смех и шутки «по месту жительства». То, что один из персонажей из Ростова-на-Дону, а другой работал в Новочеркасске в милицейском оркестре. А это истинный булгаковский текст! Спектакль пересыпан массой блестящих клоунских номеров. Это и игра в шашки Обольянинова и Аметистова, и появляюшиеся из пианино руки – как волосы Медузы Горгоны, и неожиданное появление Аллилуйи в трусах и френче…

        Гротескно решена сцена убийства Гуся-Ремонтного. Когда и страшно, и смешно. Китаец Херувим, польстившись на деньги Гуся, всаживает ему нож в бок. Но здоровяк Гусь не умирает. Тогда Херувим бьет его канделябром по голове. Опять ничего! И вот тут (пригодились!) в ход идут духовые инструменты. Маленький не подходит, средний – тоже. Большой – в самый раз. А недобитый Гусь при каждом ударе еще и потешно вскидывает вверх ножки. Трагическая буффонада – как и обещано.

       Вот и финал. Все на сцене разбирается (даже пианино) и уносится. Сцена пуста, высвечивается помост, на котором стоит Зоя Денисовна Пельц. У ее ног сидит друг и любовник Павел Федорович Обольянинов. Слышны крики чаек, – ведь как хотелось этим персонажам оказаться не в Москве, а в Ницце. Введенный в спектакль персонаж – Девушка в черном (Кристина Казарова) – поет песню из репертуара Жанны Агузаровой: «Меня ты поймешь, лучше страны не найдешь»…

 

Алексей КЛИМАШЕВСКИЙ


Отзывы зрителей
Для того, чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.