Последние
премьеры:
Человекбезселезенки ПРЕМЬЕРА! Маугли. Зов Джунглей. Лягушка - путешественница. Премьера! Панночка Вишневый сад. ПРЕМЬЕРА! Тел.:
8 (86369)

2 - 02 - 40
Новошахтинск
ул. Садовая, 31
  Пресса: АНГЕЛ – ОН ТОЖЕ НЕ ИЗ ЖЕЛЕЗА 

«« Перейти в раздел "Пресса"

АНГЕЛ – ОН ТОЖЕ НЕ ИЗ ЖЕЛЕЗА

 

Лаборатории по современной драматургии для театров малых городов России – одна из программ Государственного Театра Наций – не впервые проводятся в нашем крае. Эскизы спектаклей, созданные за несколько дней, привлекают театры возможностью поработать с педагогами по сцендвижению и речи, с молодыми режиссерами, освоить (насколько позволяет блиц-работа) непривычную драматургию. Нередко публика, голосуя за эскиз, который вызвал интерес, по прошествии времени награждается за это решение доработанным и уже полноценным спектаклем. Столичная лаборатория уже проводила свой театральный эксперимент в Новошахтинском драматическом театре. На этот раз – еще раз Новошахтинск и впервые – Таганрог.

Надо особо подчеркнуть, что инициатор проекта берет все расходы на себя. Это ничего не стоит ни театрам малых городов, где ставятся эскизы спектаклей, ни зрителям, для которых артисты играют бесплатно.


Если там – благодать,

Что ж никто до сих пор

Не явился с известьем оттуда?


Это из стихотворения Булата Окуджавы. А вот и явился. На подмостках новошахтинского театра, в эскизе спектакля по пьесе Данилы Привалова «Прекрасное далеко». Режиссер Алессандра Джунтини помещает героев пьесы в пространство, которое однозначно не определишь. Потому что и сами они, покинувшие белый свет, – вроде ангелы, но какие-то сомнительные. Саныч (по всей вероятности, протагонист автора) эти сомнения подтверждает: «Наверное, это только мы думаем, что мы – ангелы. На самом деле мы не в раю ни фига. Это нам так только сказали. Вернее, даже не сказали. Потому что это мы сами же и придумали, что это рай».

И зрители никаких райских примет не обнаруживают. Шестеро персонажей, обласканных автором, носят то типовые белые одежды, то ватники, ушанки, вязаные платки, сапоги и прочие вещи из земного обихода. И почва (?!) тут, оказывается, плодородная – можно и дурь посеять; и в руках у странноватых ангелов топор да пила, ведро да миски. Они пирог собираются печь, чай пить. Саныч летает к каким-то индейцам и табачок оттуда привозит. Те тоже, видать, не на одних облаках обретаются. Нет, рай неявный, просто другая реальность. Крылья, правда, в наличии – ну, мало ли чудес на свете. Тем более, на том.

В сценографии (по моему впечатлению, рождена она на скорую руку – всё-таки эскиз!) один элемент хорош. Это качели, точно жердочки для всякого пернатого существа, на которых отдыхают между полетами. А жизнь их неспокойная, тревожная. Один Тоха (Максим Летучий), молоденький, жизнерадостный, всем доволен: хорошо тут, тихо. А в душах остальных – маета. Они ничего не забыли, в том числе и того, как закончили свой мирской круг. Никто не умер от старости в своей постели. Кто – блокадной зимой от голода, кто в бою, кто на стройке, где плита от коммунизма отвалилась и насмерть придавила…

Вот и берите реванш за тяготы прежней жизни, летайте в свое удовольствие – впереди вечность. Но кто же мог подумать, что такую высокую цену имеют теперь простые приметы земной жизни: моросящий, совсем не противный дождик, запах мокрых камней, плеск рыбы в воде, когда на берегу сидишь, фигуры стекольщиков в стекольных мастерских, троллейбусы с усами, дребезжащие по ночному городу. И «это все. Ничего не надо больше».

Этот маленький монолог Васи Михаил Сопов произносит с такой печалью, что понимаешь: несовершенная, грубая, безжалостная жизнь на Земле – единственное счастье, которое не компенсируется никогда и ни в каких райских кущах. Тяга к прошлому так сильна, что Вася оказывается способным силой мысли вернуться туда на несколько мгновений и увидеть, что там произошло без него.

И еще одна чудесная девочка Маруся (Ольга Сопова), по существу не видевшая жизни, не испытавшая любви, но так яростно не просто желающая, а притягивающая ее к себе, будет вместе с Васей награждена возвращением к полноценному человеческому существованию. На видеозаднике возникнет разноцветная, пронизанная солнцем картина – недаром в одной из религий Бог есть свет. Любовь одолевает небытие. Двое детей Васи и Маруси топают по земле. А засняты, между прочим, театральные дети, и захотелось дальше заглянуть в будущее, убедиться в счастливой судьбе актерских поколений, которую с таким напрягом создает нынешнее…

Все люди в этом условном раю – типичные дети XX века, который «скомпрометировал ответы, но не снял вопросы» (Сергей Аверинцев). Проклятые, обрыдшие за пару веков: «Что делать?» да «Кто виноват?» – для приваловских ангелов потеснены другим вопросом, таящим в себе еще большую безнадегу: «Если мы все такие хорошие (почти), почему живем так плохо?». Среди них и вправду нет дурных людей. Даже убийца поневоле (а это как раз Вася) никакой скверны в душе не имеет. Ему, видимо, этот грех Бог простил – который, напоминаю, есть свет. А ведь у каждого из шестерых героев пьесы – свои, непростые отношения с Богом. И самые напряженные – у Саныча.

Павел Морозов играет трагическую фигуру человека на краю, потерявшего всё: «Очень трудно жить с ощущением, что все закончилось. И не будет больше ничего... Очень трудно ждать чего-то из ниоткуда. Очень трудно жить в никуда». Но Саныч человек сильный, прирожденный лидер, смиряться – не в его натуре. Он бунтует и прежде всего – против Бога, хотя противоречия мучают его душу: «… я очень рад, что я в тебя не верю. Хотя я с тобой и разговариваю. Потому что ты нас забыл. Надоели мы тебе. Да и нет тебя вообще, скорей всего. Но почему я тогда с тобой разговариваю?».

Если сценография мне представляется скороспелой, то работа с актерами – тщательная и подробная. Я порадовалась тому, как они выросли за последние годы. И еще не упоминавшийся тут Сергей Недилько, играющий Серегу, мужичка с простодушной хитрецой и юморком; и Оксана Второва (тетя Таня), умеющая создавать то, что именуется народным характером, и в этом спектакле существующая с особым чувством художественной меры и вкуса. Рада тому, что явившийся как раз «ниоткуда» Максим Летучий стремительно набирает сценический опыт, а опытный Павел Морозов, придя в театр в этом сезоне, сумел стать центром спектакля. Вот я уже эскиз именую спектаклем; не сомневаюсь, что эта участь ему суждена по праву в недалеком будущем.


Людмила Фрейдлин

 

Павел Морозов - Саныч и Михаил Сопов - Вася в эскизе

Павел Морозов - Саныч и Михаил Сопов - Вася в эскизе "Прекрасное далеко".© Людмила Фрейдлин

Михаил Сопов, Ольга Сопова - Маруся, Сергей Недилько - Серега, Оксана Второва - тетя Таня, Максим Летучий - Тоха в спектакле

Михаил Сопов, Ольга Сопова - Маруся, Сергей Недилько - Серега, Оксана Второва - тетя Таня, Максим Летучий - Тоха в спектакле "прекрасное далеко".© Людмила Фрейдлин

Оксана Второва в спектакле

Оксана Второва в спектакле "Прекрасное далеко".© Людмила Фрейдлин


Отзывы зрителей
Для того, чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.