Последние
премьеры:
Торжественная церемония открытия  III Областного конкурса самостоятельных работ профессиональных артистов "БРАВО" РРО СТД Город без любви ПРЕМЬЕРА!  "Зойкина квартира" Премьера! "Ася" Премьера! "Трое на острове"  Премьера! Босиком по парку ПРЕМЬЕРА! Тел.:
8 (86369)

2 - 02 - 40
Новошахтинск
ул. Садовая, 31
  Пресса: Те, кто не похож на нас 

«« Перейти в раздел "Пресса"

ТЕ, КТО НЕ ПОХОЖ НА НАС
Вечный «Маугли» («Книга джунглей» Р.Киплинга) обрел свою сценическую жизнь и в Новошахтинске. Ксения Торская поставила романтическую драму, выступив и как инсценировщик, и как хореограф. Для нее важно было создать «коллективный портрет» обитателей джунглей. По веревкам, спускающимся с колосников (так представил на сцене густые темные заросли художник Юрий Сопов), переплетаются, сталкиваются и отталкиваются волки, тигр, пантера, кобра... Звериный клубок, по-змеиному шипящий. В лесных сумерках их еще невозможно различить. Их роднит внешняя похожесть, однородная пластика: растопыренная пятерня – когтистая лапа, угрожающе выгнутые спины, стойка зверя, готового к прыжку или защите.
Появление человеческого детеныша (Константин Ленденев) раскалывает привычный хищный мир с жестокой, от века известной, узаконенной расстановкой сил. Такую, сразу обеспечивающую зрительское напряжение завязку предлагает режиссер. Не в пример «Щелкунчику», здесь все персонажи индивидуализированы.
По законам психологического театра играют Наталья Маслова и Сергей Недилько (волки-родители). Гротескный образ Табаки создает Ольга Сопова. И остальные персонажи не теряются в общей массе. Есть возможность у Юрия Сопова, при отсутствии внушительного вида (с каким мы традиционно связываем фигуру вожака) иными средствами выразить угасание мощи старого волка и сыграть драму дряхления. Это при условии разработки образа принципиально другого, берущего недюжинной внутренней силой. Требует внятного режиссерского решения же и сцена «Акела промахнулся», чтобы мы могли почувствовать глубину этой драмы.
Строго говоря, в труппе на сегодняшний день и нет артиста на подобную роль. Но скорее, мне кажется, стоило бы попробовать на нее Михаила Сопова, (кстати, Михаил Сопов написал к спектаклю музыку, в которой звучат и тревога, и таинственность. Музыка типично «атмосферная», эмоционально сопровождающая историю).
Простая и очень важная мысль о том, что свой-чужой – нелинейное понятие, обрела бы в спектакле иную высоту, если бы Ксения Торская определеннее разработала движение характера Маугли, пробуждение в нем человеческого. Артист определенно к этому готов, будучи и точным в пластике, и психологически оправдывая отношения своего героя с лесным зверьем.
Слезы, которые его смущают; сезон любви в джунглях, который обидным образом не имеет к нему касательства; желание остаться в знакомом, родном мире в то время, как самые близкие ему существа настоятельно советуют уйти к людям – всё это не прописано режиссерски, прежде всего, а значит – не освоено и актером. Ведь Маугли в финале идет не к людям, а по существу – куда глаза глядят, не понимая, что с ним происходит, теряя уверенность и веру. Он в смятении, в страхе перед непознанным. Он знает, что имя ему – человек, но далекий мир ему подобных – для него чужой, а свой – здесь, в джунглях.
Всё это мы додумываем, но не видим воплощенным. Произойди это – и зрительское соучастие в рассказанной со сцены истории было бы во много раз сильнее. И главный посыл залу вспыхнул бы ярче: свой – не обязательно тот, кто выглядит, как ты, а тот – кто с тобой одной крови, одних понятий о жизни, одних устремлений.
Людмила Фрейдлин,
театральный критик, журналист, автор книг о Донском театре


Отзывы зрителей
Для того, чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.