Последние
премьеры:
 Зойкина квартира. Снежная королева. Ася Трое на острове Босиком по парку "Слуга двух господ" Город без любви Тел.:
8 (86369)

2 - 02 - 40
Новошахтинск
ул. Садовая, 31
  Пресса: Аранжировщик. Андрей Волченков 

«« Перейти в раздел "Пресса"

Аранжировщик. Андрей Волченков

Андрею Волченкову больше всего нравится песенный сборник Давида Тухманова "По волнам моей памяти" (концептуальный альбом, по мнению самого автора).

 

В нём всё: и композиторская свобода, и умение собрать людей для воплощения своей идеи, совершенная форма, и ни одной лишней ноты. «Вот так и нужно писать», - считает Андрей, и пишет - как композитор, и другим помогает создавать свои маленькие шедевры – как аранжировщик. Профессия, не очень-то распространённая в наших краях.

 

 


 

 

-Таких студий, как у тебя, много в городе?

-Есть ещё парочка. Но аппаратура, даже очень крутая, сама не пишет. Я в этом бизнесе 20 лет. Ну, построили студии, купили дорогие холсты, краски - теперь учитесь рисовать. Ну, купили дорогую камеру - и вы что, сразу снимите фильм на уровне Бондарчука или Михалкова?

-Ты считаешь, что у тебя аппаратура звуковая самая крутая в городе?

-Да.

-Чем докажешь?

-Такая же аппаратура в Лос Анжелесе на «WestLakeAudio studios», где есть 4 сайта аналоговых и 1 digital, там такие же два пульта стоят в студии, такие же микрофоны, оцифровщик этот же, я в принципе скопировал всё с их студии.

-Аппаратура получается дорогая?

-Да. Хотя сегодняшняя стоимость всей аппаратуры где-то баксов тысяч на сорок.

-А ты с чего начинал?

-Помнишь тот момент, когда квартиры стоили пять тысяч, а синтезаторы стоили 10 и более? Вот в 90-м году осенью у меня на руках было 35 тысяч рублей, сколько я квартир тогда мог купить? А я купил синтезатор «Roland S-50» и «Sequenser YAMAHA QX1» и жил на съёмной квартире, писал музыку для спектаклей и занимался аранжировкой. Но зато, видишь, была работа. Надо было купить хотя бы одну квартиру, синтезатор поскромнее и с тем же успехом…

-А ты увлёкся, да?

-ДА-а

- А почему ты начал заниматься звукорежессурой?

- Помнишь, в Иркутске было море групп, в 88-м году даже рок-дуэль проводилась в ТЮЗе. Среди них первые «Пилигримы»: Соколов, Карышев, Ранцев, Кантюков, и они уже начинали записываться. У Танкина Славы портостудия четырёхканальная появилась. К Славке приду - можно сводить и звук, и голос. Здорово же. Я тогда после армии учился в инязе и играл в группе «МЭР». В 1987 всем молодёжным группам разрешили гастролировать. Мы тогда взяли кредит 55 тысяч, создали рок-лабораторию Иркутска как общественную организацию и купили крутую аппаратуру. Отработали эти деньги за три месяца, гастролировали от Тайшета до Иркутска. Самые пустые залы были в Ангарске. Спрашивают дискотеку, а мы им свою рок-музыку предлагаем. Афиши были по всему городу, висели неделю, но купили всего 11 билетов, пришлось отменить концерт.

-Сейчас же, согласись, наоборот: рок-движение в Ангарске есть, а в Иркутске как-то интерес угас?

-Сейчас вообще характеристика городов по музыкальной культуре неоднородная, я не прослеживаю особой связи. Вот Москва, например, вся попсовая, Питер весь рокерский. Джаз, опять-таки, настоящий в Питере - живой авангардный, и европейцы любят приезжать на фестивали именно туда. В Москве такой кулуарный клубный Бутман, Гаранян традиционно в Москве осел. Наш «Доктор Джаз» очень популярен, уже три раза их приглашали в Америку. Джазмены платят Бутману бабки, чтобы засветиться в его кафе, а «Доктор Джаз» Бутман сам приглашает: не приедете ли, не поиграете? Представляешь?

-То есть крутые музыканты в Иркутске, в принципе, есть?

-Самое главное, что половина этих крутых музыкантов из Ангарска, школа-то джазовая пианистическая где началась? В Ангарске, когда из Питера приехали музыканты, осели там, получили квартиры и питерской школой со своими традициями начали взращивать музыкантов. Вот они и воспитали там одно поколение, другое. А парадокс в Ангарске в том, что музыкальная культура высокая, а город квадратный. Там если проходят концерты, то только заранее спланированные. Разрыв между музыкантами и слушателями огромный. Поэтому они куда едут? В Иркутск, в Америку.

- А вот в известных коллективах или сольно выступают бывшие ангарчане, иркутяне, усольчане?

- Михаил Серышев, рок-певец из Ангарска - в группе «Мастер». Василий Акимов преподаёт в Гнесинке, Володя Литвинов тоже серьёзный музыкант

- Ну, а как ты считаешь, аранжировщик – это кто? Это художник, это суфлёр или ассенизатор?

- Аранжировщик – профессия единичная. Аранжировщики были и у великих композиторов. Мало того, все западные композиторы сами аранжировкой не занимаются, для этого есть профессионалы. Композитор придумывает тему музыкальную, к примеру, для «Титаника», дальше подключается наш брат, аранжировщик, тот человек, те люди, которые оборачивают эту конфету, если в ней есть музыкальная мысль. А если мысли нет, то как ты её ни аранжируй, ничего не будет. Пример? Новогодняя ночь в Останкино: хоть одна песенка запомнилась? Аранжировка - без вопросов, всё технологично, а вот мелодия - никакая.

- Но ты ведь сам – композитор, должен осознавать, что мелодии просто так не рождаются.

- Да, я всё это испытал на себе, поэтому прекрасно понимаю людей, которые приносят мне свой музыкальный материал - целый альбом или одну, несколько песен. Я должен говорить им всю правду, что где не так. Они приходят, чтобы на выходе получить качественный материал, который будут где-то кому-то показывать, отправлять на конкурсы, выставлять в Интернете. Поэтому автор должен ощущать материал своим и не чувствовать моего влияния. То есть мне необходимо в песне «раствориться», но сделать её при этом качественно.

-Значит, материалом нужно увлечься. А вдруг этого не произойдёт?

-Если я начинаю работать с человеком, меня должны увлечь его музыкальные подходы, логика, чувства. И самое интересное - в конце концов, меня всё это увлекает. Ведь если материал меня не заинтересует, я не смогу написать ни одной нормальной аранжировки, не смогу его качественно «свести». В любом клиенте, с которым я работаю, есть изюминка, есть желание, есть посыл, надо всё это уловить и стать его союзником в работе. Вот стать союзником и значит увлечься. Мало того, увлекшись - увлечь его дальше, чем он планировал, тогда будет материал супер.

-Признайся, кто в основном твои заказчики, это шансон?

-Да не только. Есть и шансон, и барды, и джаз, попса и рок - в основном те, кто очень хочет записаться. Вот бизнесмен Паша Хорошутин бард-шансонье. Но ему мало петь просто под гитару, он приходит со своими идеями аранжировок, хотя не музыкант, а просто играет на гитаре. Пришёл со своими идеями - поспорили, обсудили, выяснили, записали. Снова поспорили, исправили. Творческий процесс не может быть линейным. Бард–шансон Толя Борозненко - такой нежный бард, не любит громких звуков. «Бас? Нет, громко, громко, отвлекает». Главное для него - голос души. Есть парень Саша Роженцев, псевдоним «Дворский» – шансон, вообще уникальный человек: поёт песни от своих героев. Как Высоцкий от своих героев пел. Написал от своего героя песню и отнёс на радио "Шансон", а ему говорят: "Это же про тюрьму". А он говорит: «Про какую тюрьму? Про свободу эта песня!» Человек освободился и с голубями разговаривает, а голуби крошки клюют. Человек освободился, встретил свою бывшую жену с дочкой, но знает, что он дочке не нужен, что это будет ломка, боль.

-И всё-таки, кого больше в процентном отношении: попсы, рока, джаза?

-Попсы в хорошем смысле этого слова. Приходят люди, которые очень хотят петь и очень хотят записаться, в основном небогатые. Такой человек может больше половины зарплаты истратить на записи, причём потом эту запись не продаёт, а раздаёт друзьям, и говорит: «Машина у меня есть, дача у меня есть, квартира есть, что я оставлю внукам и детям?» Или просто человеку нужен выход для творческой самореализации. Раз это искренно, самоадекватно, то это получается хорошо.

-Часто ли к тебе приходят неадекватные люди?

-Любой человек, пришедший в студию, в какой-то мере неадекватен. Творческий человек - он вообще особенный.

- Ну, это разговор о тех композиторах и исполнителях, которые пишут от души и для души. Но тебе наверняка приходится сталкиваться с промышленными заказами?

-Конечно, приходится. Не могу не отметить, что уровень их музыкальной культуры определяется уровнем ощущения своей важности и пафосности. Бюджет гимна одной уважающей себя фирмы составил 80 тысяч рублей, но я, музыкант, не помню оттуда ни одной ноты. Другой вариант: один из супермаркетов принёс песню-гимн а-ля «Замыкая круг», я сделал аранжировку, а они потом к этому «Мерседесу» приделали колёса «Запорожца», поехали и в домашней студии прописали голос, сэкономили. Что получилось, не буду объяснять. Просто дилетантизм какой-то.

- Ты давно колотишься над созданием музыкальной летописи Иркутска. У нас нет разве ничего такого?

-Есть, но эти записи сегодня уже пахнут нафталином, это всё равно, что смотреть Рембрандта через мутное стекло. Суть в том, чтобы постоянно записывать музыкальные явления Иркутска на хорошем техническом уровне, на цифровом оборудовании и архивировать.

-Ну, например, что ты называешь музыкальным событием?

-Орган - явление, событие? Лидия Янковская - событие?

Композиторы Анатолий Тепляков, Дечебал Григоруце, певица Елена Самчук, детский хор Марины Кучеренко, тот же «Доктор Джаз», да и много других исполнителей и авторов. Все понимают, что надо снимать видео-архив, и такая летопись есть в кинохронике, а хороших музыкальных архивов нет.

Если всё это будет крутиться в эфире областном, городском, то люди начнут себя позиционировать как часть иркутской музыкальной культуры, потому что у них есть друзья, знакомые, сыновья, сёстры, братья, которые участвуют в этих музыкальных событиях. Ведь мы всё-таки живём в столице Восточной Сибири.

-Ну, какие-то деньги выделяются на музыкальную культуру, но вот куда они уходят?

-Мы вот собрались: Марина Токарская, Лидия Янковская, Дечебал Григоруце, я, собственной персоной, и создали инициативную группу проекта музыкальной летописи Иркутска. Написали письмо в одну партию, закинули удочку бизнесменам, чтобы найти постоянное финансирование этого проекта. Ведь тратятся деньги на имиджевую рекламу, почему бы не потратить эти деньги на запись Иркутского органа и разместить свои логотипы на дисках, которые бы продавались в концертных залах?

-Я думаю, что пользовался бы спросом сборник, состоящий из лучших песен региональных и Иркутских рок-групп. Ведь у каждой рок-группы найдётся хоть один хитец. Да и поклонники захотят приобрести не копию, а оригинал с автографом.

-Они уже внутренне ощутят себя по-другому, потому, что вышел диск наших друзей, и это останется в истории, в конце концов. Помнишь как раньше: «Вася, мы тебя видели по ТВ», а тут «Вася, мы тебя слушали на диске!»

-Это ведь ещё и позиционирование региона – вот, смотрите, иркутяне лабают так!

- Конечно. Почему Екатеринбург прославился? Да потому, что они в своё время записывали свои группы и распространяли кассеты. Клипов не было, эфира не было, но все знали «Алису», «Наутилус Помпилиус», "Чайф". Наш «Принцип Неопределённости» с Вадимом Мазитовым тоже тогда записался и был известен в стране.

Почему бы не записывать музыкальные события в режиме реального времени, к примеру, "Виртуозов России"? Весь вопрос в договорённости и в контракте. Произошло это в Иркутске, место, время, настроение – вот здесь, сиюминутно можно записать, потом лет через десять, а может, и через 100 кто-то услышит, как в Иркутске тот же Мацуев, Спиваков играли когда-то.

- Это отношение иркутян к Иркутску, некая выработка менталитета, нового ощущения себя.

- Естественно. А что касается функционеров, которые отвечают за это поле непаханое, то они по старинке пытаются управлять культурой, а не мониторить её, не помогать ей. Управляют без всякой перспективы, методом прецедента: вот случилось что-то, они приписывают это себе, а не случилось - значит, не судьба. Почему эта мысль возникает у нас и не доходит до тех, кто должен закладывать деньги в бюджет?

-Тебе не кажется, что в Иркутске пока что отношение к своим талантам - как в поговорке-пословице «Нет пророка в своём отечестве»? Вот если тот же Валерий Шевченко уехал в Москву, он вернётся уже общепризнанным, а то, что он здесь корячился, создавал «Мимолёт», его не ценили и не уважали...

-Это относится больше к властям и функционерам, народ-то всё прекрасно понимает. И мы с тобой говорим, что Валера приехал в Иркутск через Москву…

-Тот же «Белый Острог»: здесь-то они кое-как выживали.

-Вот именно: они выживали и их выживали. Почему? Да потому, что функционеры закрепились, и им не нужно выше вот этого. Спокойно, ребята, аккуратненько, зачем нам встряски - мы привыкли жить спокойно. Есть откат - давайте сделаем. Зачем функционеру шевелиться? Как-то пришёл чиновник от культуры на радио, а мы хотели с ним поговорить, продвинуть идею музыкальной летописи Иркутска. А он смотрел на нас непонимающими глазами и разговаривал с нами, как с плебеями.

-А к тебе когда-нибудь приходил депутат хотя бы просто посоветоваться?

-Да, приходил один скромный человек, спонсор записи хора мальчиков и юношей Марины Кучеренко. Он дал свои личные деньги, а это недёшево.

Но встречается такой благотворительный подход крайне редко. Некоторые депутаты Госдумы записывают иногда своих родственников. А вот на себя у них нет времени или желания.

- Может быть, это отговорка, просто нет личных талантов?

- Скорее всего, есть, да глубоко зарыты. А может, нам ещё один проект сделать, в котором депутаты, директора заводов, представители власти споют свои любимые песни и сами себя профинансируют? И назвать его можно «Старые песни от главных»! Тогда, может быть, они вспомнят, что есть ещё культура.

-А ты пойдешь на скидки с учётом их бедной мошны?

-Да запросто.

 

 

 Антон Закорецкий

 

 

Справка: "МЭР" - значит, Мелодика, Экспрессия, Рок. Такие аббревиатуры в 80-х были невероятно популярны. Группа просуществовала с 1987 по 1989 год, с гастролями объездила почти всю область. Были выступления в Братске, Усолье, Тайшете, на Маме, в Усть-Куте, на золотых разработках по Маме и Вилюю. Состав: Александр Сага - гитара, Валерий Ярославцев - барабаны, Сергей Пошин - бас гитара, Александр Пузин - вокал, Андрей Волченков - клавиши.

 

Справка: С Темуром Квителашвили, всемирно известным гитаристом, который в 1994 году завоевал в Лос- Анжелесе (США) титул лучшего гитариста года, Волченков как звукорежиссёр и аранжировщик в 2002 году создал альбом "Я из Грузии". Работа длилась 2 месяца, было записано 10 композиций. Темур подарил Андрею свой плакат с надписью: "Замечательному человеку и звукорежиссёру Андрею Волченкову с большим уважением от Темура".

 

Справка: Андрей Волченков пишет музыку для иркутских театров, и не только. Валерий Леонтьев исполнял "Молитву" (слова Юрия Каплуненко, музыка и аранжировка Андрея Волченкова) с 1989 по 1995 год, закрывал этой композицией каждый свой концерт, пел её на Параде звезд на Красной Площади, на Чернобыльском марафоне. В 2001 году Волченков как аранжировщик записал четыре песни с Юрой Шатуновым. В настоящее время работает над музыкальным спектаклем Хабаровского музыкального театра, режиссёр Николай Елесин.


Отзывы зрителей
Для того, чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.